Позднее, когда покер старс багамы, сонные, лежали в мягкой траве, Кирк осознал, что сила Калринд больше не пугает. Но он боялся собственных ощущений и чувств.

Капитан погладил голову спутницы, покоившуюся на его плече. Какая часть вспыхнувшего сильного чувства к Калринд, думал Кирк, была истинным стремлением к утешению, к теплоте и комфорту.

Могу я узнать ваше имя. Сообщив свое имя, Ренделл нервными шагами прошел ко входу в молитвенную комнату-столовую, отсутствующим взглядом скользнул покер старс багамы коричневым покердом сочи и столам и вернулся к стойке, когда покер старс багамы уже клала трубку. Доктор Найт на месте, - сообщила женщина.

- Он на пятом этаже и встретит вас у лифта. Теолог и вправду был в коридоре, ожидал, когда Ренделл вышел из двери лифта. Доктор Флориан Найт представлял собой ту же долговязую фигуру а-ля Обри Бердслей, которую Ренделл видел и ранее, и вчера в Амстердаме, но в то же самое время - не такую. Впервые с тех пор, как Ренделл повстречался с ученым, тот не был раздраженным, взвинченным и беспокойным.

Покер старс багамы он был необычно спокойным и расслабленным. И еще, как заметил Ренделл, направляясь с Найтом к его одноместному номеру, тот был глубоко озабоченным. Гостиничный номер Найта был даже меньше его спальни в лондонской покер старс багамы. Комната была чистенькой и суровой - кровать, умывальник, складной стол, шкаф, в котором могло поместиться не более двух костюмов.